andreios_ab: (Default)
В вечерней застольной беседе за бокалом вина тезисно пересказал книгу архиепископа Михаила (Мудьюгина) "Русская православная церковность" и привёл несколько мыслей протоиерея Георгия Митрофанова о почитании святых, поклонении мощам и святости верующих - теперь меня, заносчивого гордеца, как бы не существует для православных родственников. Вот оно как. Сокрушаюсь о том, как же глубоко сидит в людях эта зараза, и какие превращения происходят с людьми в тот момент, когда уже даже не говорят, а кричат "Бог есть любовь"... Всем духовных даров смирения, вразумления и кротости.
andreios_ab: (monk)
Недоверие стало частью натуры Андрейоса, а подозрительность и суровость уже оттолкнули от него достаточно добрых людей, а что особенно обидно, подруг. Может, все от того, что услышав кое о чем, он весь преображается и становится невыносим, пока не установит истину.
 
Вот и на этот раз, когда в музее Грина в Старом Крыму, он услышал, что последний домик в жизни писателя, единственный свой домик, супруга Грина выменяла на золотые часы у двух монахинь, Андрейос вдруг включился, выйдя из состояния апатии с мыслью "Совпадение? Не думаю!" и стал задавать вопросы... Вдруг вспомнилась история, рассказанная старшими, что при выселении семьи из Старого Крыма в Казахстан семейный двор заняли тоже монашки, заранее положившие глаз на милые домики. Заняли сразу после выселения.
 
Итак, выявлены два случая, свидетельствующие об активной риэлторской деятельности монахинь в сфере частной недвижимости в Старом Крыму, и оба случая "с душком". Надо будет заняться историческим расследованием.
andreios_ab: (circle)
Je suis andreios_ab.dreamwidth.org
andreios_ab: (grain)
Китель - на спинку стула, шнапс - к себе, выключенный телефон - в полет с вращением... Говорят, что ностальгия - это расстройство... Уверен, что моя тоска совсем другого рода. Я смотрю это, прежде всего, а не слушаю, потому что верные своему коварству тени прошлого опять сыграли со мной злую шутку. Как тогда, в Коктебеле - до сих пор не уверен, что это была не она, но ее там быть не могло, но вот сейчас же точно не она, но как?

andreios_ab: (hero)
Надо же: слонялся по дому без дела, не совладал, одержимый скукой, и включил телевизор, прости господи. И опять чудо! Переключаю каналы. Так-с, следующий "Спас". Выступает г-жа Наталья Борисовна Починок. Задерживаюсь, слушаю ее и вспоминаю про отвратительную смену власти в РГСУ, сопровождавшуюся скандалами, увольнениями, жестоким избиением бывшего ректора и жестким смещением его дочери. Об этой истории говорят как о православно-благодатном рейдерском захвате  обычно... И вдруг инсайт: так ведь именно РГСУ открыл "учебно-научную лабораторию удаленного доступа кафедры журналистики" в том самом Свято-Никольском Черноостровском монастыре! И произошло это в том же 2011 году, когда Наталья Борисовна стала ректором! Благодарность?
andreios_ab: (monk)
Получена черная метка — оттуда, из пустыни церковности. Сейчас, после 13 лет служения Слову, оказавшись у края пустыни, я чувствую встречное сопротивление сухого мертвого ветра, поднявшегося над безжизненной равниной, такой, что даже при свете дня она предстает как погруженная во мрак. А если свет, который в ней — это тьма, то какова же тогда тьма?
andreios_ab: (monk)
Под тихую песнь ангелов в синеве предвечерних небес речисто зачитываются все добрые новости, и вниз, на измученную землю, для кого-то ставшую прихожей ада, спускаются птицы с золотыми письмами безымянных афонских монахов для приявших милоть Илии. Они узнают путь по блеску окладов над черной гарью.

andreios_ab: (church)
На публичных интернет-площадках продолжается неистовое поливание грязью книги «Исповедь бывшей послушницы» и ее автора Марии Кикоть. Как водится, ожидаемый подлый и беспринципный переход на личности с игнорированием призывов обсудить факты, описанные в книге.

Среди самых "интересных" есть версия о том, что поскольку текст есть в сети, то выход бумажной версии и реклама этой книги свидетельствуют о том, что кое-кто просто заплатил издательству за выпуск книги и оплатил продвижение, а на самом деле движухи нет, двигатель работает на холостом ходу.

Тем, кто умеет думать, ничего объяснять не нужно. Тем, кто не умеет, бесполезно. Я очень рад, что коммерческий успех изданной книги, оперативность, мужество и профессионализм издателей и принципиальное желание ответственных и порядочных людей распространять ее, свидетельствуют о том, что добро пока живо. Эта книга несет надежду. В ней есть свет. Ее ценность уже в том, что она есть. «Исповедь бывшей послушницы» - паспорт совестливых людей, который нужно иметь с собой.

Рано говорить о победе добра. А то, о чем приходится молчать, растет тяжелой свинцовой тучей на горизонте, и пунцовые рассветы предвещают антихристовы бури и ураганы.

andreios_ab: (philosopher)
Низкое и яркое солнце северной столицы повыжигало зрачки автору этих строк, когда он бродил дорогами отца Иоанна по обычно мрачному Кронштадту. Обычно, но только не сегодня. Мороз бодрил, солнце слепило, залив пел льдами, но все это только в моей памяти, не снял ни одного кадра.
andreios_ab: (monk)
Помня горесть души моей, изничтожил до основания все, на чем можно было бы выстраивать и сеять. Думал, не найдется та, не бывать тому... Но время летит так быстро, что только начинаешь думать, а что же происходит, как уже слышишь, что нужно закрывать тему, звучащее как приглашение, так как на самом деле все только начинается. Не приидет к испытавшим зло, не оставит начавших талан.
andreios_ab: (church)
Мы, стандартные школьники в синей форме с одинаковыми портфелями и пионерскими галстуками смотрели на него как на бога. Хулиган из старших классов, которого мы боялись, но тащились от этого страха. Один раз я играл с ним на деньги в три карты, проиграл все, но был счастлив, что он выбрал среди бегуших по школьной лестнице именно меня и предложил сыграть именно мне, что он разговаривал со мной во время игры по-нормальному, как с равным.

Он появлялся в школе к обеду, а во дворе - к ночи. Его дом, кирпичная семиэтажка, был вроде как все другие соседние, но на деле мрачнее, сырее. Даже днем стены дома прятали от солнца старые деревья.

Он увел у меня мою первую любовь, чистую и светлую одноклассницу, которая до этого устала делать мне намеки и так и не дождалась от меня решимости. Он посадил ее на наркотики... Однажды в наш подвал, где была устроена качалка, кузница бандитских кадров, спустился приятель и рассказал, что только что он встретил Ее. Она шла по улице пьяная и рассказывала всем знакомым, что только что ее оттарабанил он. В бессильной злобе я пытался разорвать гантели.

Я увидел его недавно, приехав в родные места на выборы. Я сидел в машине, когда в десяти метрах от меня остановился черный раздолбанный тазик со знаком индепендент. Он вышел и сразу пристально посмотрел на меня, еще до того, как я поднял голову, я почувствовал метафизический ужас. Это был он! Не сгнил в тюрьме, не умер от наркотиков, только почернел еще больше. Вершина зла, недоступная и леденящая. Жестокость в каждой черте лица. Поджарый мрачный дьявол.
andreios_ab: (grain)
Мы спели вечную память по теологии. Зачем разрывать могилу, доставать труп и рассказывать всем, какой красавицей могла бы вырасти эта девочка, академическая теология? Её убили Служители любви, а перед этим пытали, именем Культа забивая голову тяжелыми крестами в землю. Говорят, перед тем, как выпустить ей кишки наружу, они отдали её для надругательства компании патриотов во главе с Главным. И когда те утолили свою бесовскую похоть, растоптав диким мясом все смыслы и буквы, распороли ей живот и влили туда ведро прогорклого ладана. Они награждали друг друга драгоценными ритуальными артефактами позже.

Как одиноко стоит Университет, некогда мнололюдный... Мы оказались бессильны. Одни в беззвучной злобе смотрели на ужасную картину из библиотек. Другие закрывали глаза направлениями в Оксфорд, третьи просто рассеялись. Наших лидеров развратили пороками, наши отличники сели между стульев. Стариков подкосили хвори. Я смотрел и плакал, не в силах ничего сделать. Не осталось никого, кроме одного, но один в поле не воин. Пройдет совсем не много времени, и никто уже не вспомнит про дочь зари, невесту светоча: Светскую Теологию. Ее судьбу и это страшное преступление описал еще Иезекииль... Вот он, конец. В тупик - это сюда.


Накануне похорон Главный вызвал подручных и приказал - идите в трущобы, зловонные кабаки и найдите мне самых последних мерзавцев и негодяев, чтобы выкопать яму для этой сучки! Искать долго не пришлось, к полудню яма была готова. Они тащили истерзанное накануне тело за волосы прямо по репейным кустам, через пустырь. Дотащив, столкнули сапожищами в отверстую могилу. Рядом стояли наготове экскаваторы и бригада копщиков. Между зубьев переполненных ковшей текла глиняная жижа. Главный щелкнул пальцами и сделал небрежный жест в сторону могилы, копщики моментально заняли места и опрокинули содержимое ковшей на покойную. Главный с подручными постояли с минуту. Плюнули на безымянный могильный холм. И уехали в рестораны. На пустыре стало безлюдно.


Сначала он думал, что это был всего лишь сон. Один из тех страшных снов, обдающих холодом даже в летнюю ночь. Но это оказалось правдой. Пустяки - думал он. Книги же выходят. Люди читают их. Проникаются идеалами просвещения. Начинают свои ресёчи и квесты. Это будет партизанская светская теология - улыбался он, - культурная диверсия светлых сил, борьба за гуманистические идеалы Эразма с Ломоносовским пылом... Он вспоминал, как когда невинным юношей принимал экзамены у посетителей православного духовно-просветительского центра в одном прекрасном северном городе, и простые люди, рабочие, пенсионеры, рассказывали ему о синоптической проблеме, излагали классификацию апокрифов, разбирали христологические гимны - эта память давала сил и надежды... Теперь все кончилось. Ничего не осталось...


Вернувшись, он входил в кабинеты, усаживался за столы, обитые зеленым сукном, вглядывался в них, пытаясь угадать - то, что угадывалось, вызывало протест, но до последнего он убеждал себя, что видимое им - всего лишь плод его воображения, а скрип стульев под их задами - всего лишь скрип стульев, а не отчаянная песнь вопиющих ангелов о том, что скоро произойдет...


Мы горюем о неназванном Герое. Мне кажется, я понимаю, каково ему. Но это Герой не этого времени и места. Его гуманность - быть одиноким. Иначе все, кто рядом с ним, будут страдать. Слишком тяжело выдерживать столь высокую осознанность. В лучшем случае, он будет не понят. Но если, благодаря случайному проблеску будет, его скорее возненавидят.


Ибо не растоптав Героя в своем сердце, не смогут жить.


в соавторстве с
[livejournal.com profile] 20_00

beleirf

Sep. 19th, 2016 01:22 pm
andreios_ab: (monk)
Впервые за много-много-много лет сходил на выборы. Проголосовал. Вышел оттуда с тяжелым сердцем и чувством гадливости от выбора, который сделал. Сел в машину. Было очень неприятно. Оправданий себе не искал. Дома виновато и не поднимая глаз сообщил о своем выборе семье. Весь вечер было гадко, тяжело, противно, хотелось выпить водки. Так, наверное, чувствуют себя предатели и подлецы, Иудушки.

andreios_ab: (grain)
Сейчас, когда из моего плей-листа окончательно исчезли металлисты, а их место заняли артисты из детского "Голоса", и сердце и душа обрели покой, расскажу о новом удивительном чуде.

Мы познакомились 31 декабря в поезде, идущем на север во мрак. Нас в купе было двое. Я долго тормозил, уставившись в окно, наконец начал что-то говорить про то, что нас ждет через пару часов: Новый год в поезде. Она сказала, что готова к этому и достала бутылку шампанского...


Потом, уже в Москве, мы встречались время от времени. Тогда я еще не постиг в полной мере все грани добра и зла, и у нас было, чем удивить друг друга. Сейчас с умилением вспоминаю "Я не могу перед иконами" и экскурсии в морг, которые она мне устраивала, будучи студенткой медицинского института и медсестрой, но это уже не про чудо.


Чувства, праздники и драмы, моменты всей этой московской пустоты - непонятно, как все продолжалось, но корабль плыл и в итоге приплыл к тому, что сейчас мне кажется диким в отношениях между людьми. Но прошло и это. Начался последний эпизод.


Она говорила мне о муже, с которым они поженились полгода назад, о разводе с ним, о новой любви, новой неразделенной любви, тупике окончательном и безысходном, ее желании убить себя. Самый последний разговор был уже не по телефону, а по смс (соцсетей тогда не было). Я долго и напряженно отговаривал ее. Она хотела убить себя прямо сейчас.


Вдруг разговор прекратился... Всё. Ее не стало. Она не отвечала на звонки и смс неделю. Две. Письма по электронной почте оставались непрочитанными. Исчезла...


...Прошло два десятка лет. Самара, вечер, гостиница. Смотрю телевизор, пью пиво. Тупо переключаю каналы по кругу, а их около двухсот. Следующее нажатие. Она! Ольга! Рассказывает про какую-то новую технологию хирургического лечения! Вижу, что она, но не верю себе. Так не может быть! И тут появляется плашка с ее именем и фамилией - это точно она!


Ну вот, таким чудесным образом узнал, что она жива, занимается таким важным делом и говорит такие серьезные непонятные мне и нужные всему человечеству вещи с таким умным видом. Чудо не только в том, чтобы случайно попасть на эту передачу с ней среди двухсот каналов, а в том, что я вообще смотрел телевизор с пивом! Молитва, милостыня, пост!
andreios_ab: (joy)
Идет время, и думаешь: нет, не будет уже ничего хорошего, значимого, весомого - все обращается в ноль. И как же рад аз грешен ошибаться! Ах, как же был прав автор этих строк, когда на Крым он оставил себе "Лавра". Это моя книга, на месте Водолазкина должен был быть я.
andreios_ab: (philosopher)
Диск солнца еще не лег за горы, и земля, покрытая золотом взора Зелимхана, продолжает открывать себя пришедшим. Старые Атаги. "Место, наверное, хорошо знакомое вам по новостным репортажам..." Большое село, расположенное на въезде в Аргунское ущелье. Отсюда родом наш чеченский друг. Ждем его у мечети.

Пока ждем, отвечаю на вопросы детей о войне. "Вот, дети спрашивают, а зачем была нужна эта война?" - обращаюсь к подошедшему после молитвы другу. "Дети многое понимают лучше взрослых. Действительно, а зачем и кому!" Показывая на печально знаменитые "стреляющие" горы впереди, покрытые густым лесом: "Здесь не было ничего, ни ствола ни листика, во время обстрелов, но Аллах так быстро все восстановил. Эти леса, эти дома. Все это. Зачем была нужна эта война! Аллах создал эту природу такой великолепной, создал нас такими разными, именно для того, чтобы мы славили Творца через постижение всего разнообразия мира" - ну о чем еще говорить перед воротами мечети!

Вот и Волчьи ворота... Кто не знал, тот узнает. Дуба-Юрт... Дома из красного кирпича, чугунные ворота как произведения искусства... Горы... И тут пришло время для второго вопроса. Прежде чем озвучить, я раза три отрепетировал его мысленно. Выдохнул и произнес: "А как сейчас чеченцы относятся к Дудаеву?" - "А по-разному, 50 на 50. У нас в селе жил один человек, который всем говорил, что знает: Дудаева не убили, он вернется и завершит свое великое дело. Верил, надеялся и ждал Дудаева - так и умер, с верой и надеждой"...

Через Аргунское ущелье пройдет новая дорога к новому горнолыжному курорту. Только вот загадка: курортом не занимаются, а дорогу делают ускоренными темпами, да еще какую: широкую, с фундаментальным покрытием. "Это чтобы туристы на автобусах ездили на горнолыжный курорт. На курорт, который никому не нужен. Всем понятно, что нам не конкурировать с Домбаем и Эльбрусом. Это первое. А второе: видите, по какой хорошей дороге мы едем? И строят вторую, хотя автобусы и по этой хорошо серпантины проходят. А вот [специальный транспорт со специальным грузом] уже не пройдет..."

Многое еще видели, о многом говорили и думали в Чечне, но эта, четвертая, часть рассказа - последняя. Низкий кавказский поклон.
andreios_ab: (philosopher)
...Продолжая изучать карту Родины, мы поехали в Аргун. Перед городом на встречном направлении авария. "Это у нас частое явление. И если авария, то, как правило, с серьезными последствиями и нелепая. Молодые бьются. По глупости погибают. Да, и народу сразу много собирается прямо на проезжей части".

Мечеть в Аргуне - удивительное строение, не менее интересное, чем "Сердце Чечни". Особенно вечером, когда становится похожа на большой космический корабль.

Обращаю внимание нашего проводника на вновь и вновь встречающихся голосующих детей и подростков. "Да, у нас это обычное явление. Я понимаю, почему вы спрашиваете. В Чечне такое невозможно. С ними ничего не случится".

...Аргун позади. И тут я отваживаюсь на первый из двух героических вопросов, о задавшем которые можно уверенно и безошибочно сказать, что он - человек мужественный и стойкий. "А почему именно приора? Почему у вас так любят эту машину?" - "Да, у нас любят. И именно приоры, а не гранты, не калины. Пока у тебя есть шестерка или семерка, то машины у тебя как бы и нет - так люди относятся. А если ты купил приору, то значит жизнь удалась, все сложилось. Именно приору". Кстати, за машинами грозненцы ездят в Минеральные воды, в самом Грозном успешно работает только автосалон Лады...

Время молитвы. Как раз въезжаем в Старые Атаги. Остановка у мечети. Подходило время разговоров о войне и Боге...
andreios_ab: (philosopher)
Второй эпизод - самый короткий. И мечеть "Сердце Чечни", и резиденцию Рамзана нужно просто увидеть. Чего тут рассказывать. Увиденное впечатляет. Красиво, чисто, торжественно. Резиденция Рамзана расположена и устроена "демократично": огромная территория с мечетью, домами жен и гостевыми дворцами (дома жен - тоже дворцы) среди обычных жилых улиц, за невысоким открытым для обзора забором - радует "открытость" и "доступность" лидера Чеченской республики.

Хронометраж второго эпизода - минут 10. Не задерживаясь, поехали к Волчьим воротам через Аргун ...
andreios_ab: (philosopher)
Позади пустая Северная Осетия, суетливая Назрань, блокпосты на границах республик, и вот он, город Грозный.

Очередь к въездному указателю за памятным фото. Перед нами силовики с поясными кобурами, после нас силовики с поясными кобурами. Все фоткаемся.

Через несколько минут нас встречает чеченский друг. Пересаживаемся в его машину, оставляя верный старекс в ближайшем дворе. "У нас машины не угоняют и не обворовывают совсем - будьте спокойны!" Кстати, были опасения, что из-за тонировки возникнут проблемы, но оказалось, что за это жестко преследуют лишь местных, а гостям Чечни можно.

Едем. Смотрим. Проспект Кадырова местные называют проспектом Ленина - почему так, не спросил, приберег браваду для двух вопросов, о которых позже. Проспект Путина. Везде чисто, уютно, много ресторанов, где вкусно и недорого по причине большой конкуренции.

Заниматься в городе особо нечем. Основное - это торговля или ресторанный бизнес. Много студентов на улицах. Периодически в Грозном проходят крупные мероприятия вроде недавнего международного форума по безопасности, но все местные единодушно отзываются о таких мероприятиях как о показухе, ничего не дающей республике. "У нас ничего не меняется. Мы в жестких рамках дотационного региона, жизнь в котором поддерживается искусственно вливанием средств без предоставления возможностей для развития. Только рестораны работают, но когда наступают кризисные моменты, то все схлопывается мигом, т.к. у людей исчезают деньги".

Поговорили об Ингушетии, о Дагестане. Про первое: "Вот туда бы нашего Рамзана. Рамзан придет - порядок наведет. Это он хорошо умеет". В Дагестан лишний раз не ездят, а когда едут, стараются особо не задерживаться. Ну, еще кое-что сказали, из чего я сделал вывод, что Дербент не нужно планировать на ближайшие годы...

Еще поговорили о культе спорта и мускулов в Чечне, грозненских модницах, торгово-культурном влиянии Турции и ОАЭ.

Вдруг нам всем пришлось резко оторваться от разговоров и тарелок. Напротив нашего уличного столика припарковалась идеального вида машина: чистые блестящие ярко-зеленые жигули 2102, на которые стали смотреть все. Я так был поражен, что даже не сфотографировал это великолепное чудо. Из машины вышли пятеро или шестеро колоритных друзей хозяина ресторана и сели за соседний столик.

После ресторана поехали к "Сердцу Чечни" и резиденции Рамзана, но об этом позже...
andreios_ab: (joy)
Человечья правда - на коня и через степь в горы. Вдруг в последний раз видимся. Простите меня грешного, если кого когда обидел.



Page generated Jul. 27th, 2017 02:18 pm
Powered by Dreamwidth Studios