andreios_ab: (monk)
Тот, о ком, чтобы усилить в неразумных страх, они говорят как о работающем на Америку и подкупающем всех, кто утверждает то, чего они не хотели бы слышать о себе, в день субботний был во власти Духа и услышал за спиной как бы трубный глас: "С понедельника в магазинах!" Он повернулся, чтобы увидеть, чей это голос говорил с ним, и, повернувшись, увидел как бы отполированную медь, переливающуюся огненным блеском, и словно очертания голов. И вот уже медь стала словно бы янтарем, объятым огнем, сжегшим все под ним дочерна. Когда он увидел это, он в оцепенении пал ниц. Но Дух поднял его и поставил на ноги c благоговейной мыслью, что конкуренты не только захотели, но и смогли.
andreios_ab: (joy)
«Многоликий Христос. Тысячелетняя история тайных евангелий» Филиппа Дженкинса.
 
Писания, которые пытались запретить и уничтожить. Священные тексты, которые считали навсегда утраченными. Сегодня они возвращаются в нашу культуру во всех своих мощи и красоте. Эти книги отражают веру тех, кто когда-либо следовал за Христом, но оказался вне официальной идеологии.
 
Нетрадиционные представления о Христе как они есть поразительны, а подчас и шокируют, но для многих людей по всему миру на протяжении двух тысячелетий они продолжают оставаться источником искренней и сильной веры.
 
Филипп Дженкинс приглашает читателя выйти за рамки традиционных представлений и узнать больше о том, как жили и во что верили последователи Иисуса в разное время в разных уголках мира, и как апокрифические тексты повлияли на мировую культуру от творцов великих классических произведений искусства до предприимчивых авторов современных скандальных романов.
 
andreios_ab: (joy)
Несколько вводных тезисов из «Эпохи пустоты» Питера Уотсона накануне выхода книги.
  
 
«Споры о вере и о том, чего не хватает в жизни людей, в последние годы выродились в странную смесь абсурда и мертвечины».
  
«Несмотря на очевидный ужас и абсурдность многих аспектов религии, атеизм сегодня отступает».
  
«Успех» религии есть на самом деле побочный продукт неудачной попытки некоторых стран пройти модернизацию и повысить уровень безопасности своего населения».
  
«Многообразие современных проявлений религиозности означает только то, что мир возвращается в прошлое».
  
 
Так ли это? К чему приводят поиски безрелигиозного Откровения? Почему атеистические поэты, художники и музыканты вдруг оказались пророками в пульсирующей Пустоте? Чему из будущего, жизненно важному для всех, пока не нарекли имен и не подобрали образов? Предполагает ли единственный путь вперед разные состояния: веры или неверия? Будущее — это зиккураты и жрецы или исполняемый творением гимн, записанный на нотной «биобумаге» электронами, спиралью ДНК и естественным отбором?



andreios_ab: (philosopher)
Лично для меня, загородная встреча отца Кассиана с куратором, затем разговор силовика с епископом и, наконец, сцена разговора Евсевия с Кассианом - самые сильные места в романе Дмитрия Саввина. Впечатляющий эпизод, особенно момент отказа благочинного сдать все деньги из черной кассы после всего, что было - в этой сцене униженный епископ словно скатывается по скользкой детской горке вниз, получив тычок в спину. И чуть ранее, когда Евсевий «подсаживается на измену» во время телефонного разговора об отмене поставок ГСМ для продаж налево. Очень жизненно. Художественно правдиво. Это вам не заморские басни вроде «Молодого папы».
andreios_ab: (Default)
Периодически читаю в ФБ репортажи о том, как успешно у протестантских братьев идет евангелизация отдаленных регионов. Репортажи перемешиваются горячими просьбами прислать как можно больше изданий Нового Завета от "Гедеоновых братьев" для миссии... Но вот на глаза попалось это.
 
«После операции Святослава разместили в палате — обычной шестиместной палате, с обшарпанными стенами и годами немытыми окнами, типичной для любой областной больницы на всем постсоветском пространстве. Типичной оказалась и публика: в основном немолодые колхозные и пролетарские мужики с темными, иссеченными морщинами лицами, покрытыми вечным деревенским загаром. На столе лежали дешевые пряники, чайные пакетики и синие томики Евангелия от «Гедеоновых братьев». Один из них Святослав, улегшись на койке, и взял почитать, благо времени было достаточно, а Евангелие он не читал уже очень давно (да и никакого иного чтения все равно не было, не считая разве истрепанных номеров «Спид-инфо»).
 
Сосед, жилистый мужик лет пятидесяти, лежавший на соседней койке, с интересом пронаблюдал за тем, как Святослав взял здоровой рукой синий томик в мягкой обложке, раскрыл его и начал сосредоточено читать.
 
— Тут ребята заходили, приносили… — откомментировал он, подразумевая, очевидно, тех ребят, которые принесли Евангелия.
 
Святослав посмотрел на своего соседа и вежливо кивнул. Тот, по всей видимости, воспринял это как приглашение к разговору.
 
— Оно и хорошо, а то бумаги нету, — с по-детски невинной улыбкой продолжил сосед. Действительно, в туалете, в мусорном ведре, валялись вырванные и использованные по вполне определенному назначению книжные страницы. Даже с относительно большого расстояния, по характерному мелкому шрифту, разбитому на пару столбцов, легко было определить, из какой книги они были вырваны… «Евангелизация, значит…» — с горечью подумал Святослав. От напоминания о том, как именно употребляют обитатели больницы врученные им томики Нового Завета, он вновь испытал знакомое с ранней юности чувство безсильной горечи… Имя Божие, Имя Христово — и вот, этот доброжелательный и, кстати, вполне искренний колхозный троглодит, который для страниц, где эти Имена начертаны, смог найти лишь одно применение… Как объяснить ему, что он сделал не так? Да и не ему одному… Как объяснить тем же «Гедеоновым братьям», что забрасывание постсоветских городов безплатными Библиями не сделало эти города более христианскими?..
 
— Понятно, — сказал Святослав, кивнув головой.
 
— А ты это… Интересуешься этим делом? — продолжил свои расспросы сосед.
 
— Каким делом? — Лагутин даже немного развеселился от забавной двусмысленности, ненароком прозвучавшей в вопросе.
 
— Ну, этим, божественным!
 
— Интересуюсь!
 
Мужик засунул руку в свою тумбочку и, к удивлению Святослава, вытащил оттуда измятый, со следами от чайных стаканов, номер «Православного Мангазейска»».
 
«Превыше всего», Дмитрий Саввин.

must read

Apr. 25th, 2017 02:03 pm
andreios_ab: (church)
Все-таки вышла...

«Цвет кирпича, из которого были возведены соборные стены, в сумерках все больше напоминал цвет свежего мяса. «Только ли святой водой? Уж не жертвенной ли кровью?» — спросил сам себя отец Игнатий и даже не удивился собственной формулировке. Сколько человеческих сил впитали в себя эти стены? Сколько людских судеб было переломано и перепахано ради того, чтобы они поднялись над землей? Чтобы здесь, в Мангазейске, встал этот новый соборный храм — «второй по величине после храма Христа Спасителя в Москве»? И начинало казаться, что здесь, на этой стройплощадке, уже совершается богослужение. Но не почитание евангельского Пастыря и даже не служба будущему грозному, но справедливому Судье-Вседержителю. Это совсем иной, очень древний, вырастающий из самых глубин земли культ. Древний и страшный. Страшный не жестокостью и не чем-то еще, что можно описать языком человеческих чувств. Страшный как раз своей древней, нечеловеческой, хтонической природой. Который принимает жертвоприношения с бесстрастностью одноклеточного, засасывающего бактерии. И продолжается безостановочный рост, и продолжается поток бактерий…
 
<...>
 
Кроваво-красная кирпичная громада, казалось, продолжает смотреть на него. На своего — своего! — священнослужителя. И в этом молчании как будто слышался ответ, и ответ этот был как будто утвердительным, даже одобряющим — мол, наконец-то ты, поп, все и понял.
 
«Так, значит… Значит, так… — продолжал уже в каком-то лихорадочном смущении думать отец Игнатий. — Вот, значит, как… Вот что у нас превыше всего. Превыше всего на свете! Вот эти стены! Эти кирпичи…»
 
andreios_ab: (joy)
Первое английское издание этой книги носило название Age of Atheists, в США книга вышла уже под названием Age of Nothing... При этом, английский и американский подзаголовки содержали слова о смерти Бога, не сохранившиеся в русском издании...

Итак,

Эпоха пустоты
Как люди начали жить без Бога, чем заменили религию и что из всего этого вышло

«Один из самых выдающихся английских интеллектуалов написал книгу об одном из важнейших интеллектуальных движений современности. Питер Уотсон впервые собрал воедино труды самых разных одаренных людей, которые радостно приняли атеизм, провозглашенную смерть Бога, и начали искать другие пути жизни, открыли или прославили иные подходы к смыслу нашего существования.

Многие мрачные пророки ХХ века выразили ужас картины холодного и незащищенного мира, в котором нет Бога. Безжизненная пустыня, бессмысленная пустота, абсурдное существование, вечное одиночество. Можно ли попытаться жить в таком мире с уверенностью в себе, с изобретательностью, надеждой, умом и энтузиазмом?»

Книга сейчас в типографии, а по ссылке можно посмотреть и скачать содержание.
 
На обложке книги будет зеркало, пленка с отражающей поверхностью.


andreios_ab: (joy)
Книга о том, как некоторые люди в движении к высоким целям из восторженных романтиков, одержимых светлыми идеалами, превращаются в безбожных циников, делающих деньги, или расцерковляются по зову совести, или остаются, чтобы являть миру свет. Жизнь в церкви, как она есть, когда одни перестают думать о Боге и ближних, и начинают создавать свои империи, приумножая богатство и власть, а другие идут с верой до конца, подчас рискуя потерять все, в надежде на торжество Бога. «Превыше всего» о провокаторах и праведниках, о мощи админресурса и силе совести, о загребущих щупальцах зла и узком пути к незакатному Свету.
andreios_ab: (church)
На публичных интернет-площадках продолжается неистовое поливание грязью книги «Исповедь бывшей послушницы» и ее автора Марии Кикоть. Как водится, ожидаемый подлый и беспринципный переход на личности с игнорированием призывов обсудить факты, описанные в книге.

Среди самых "интересных" есть версия о том, что поскольку текст есть в сети, то выход бумажной версии и реклама этой книги свидетельствуют о том, что кое-кто просто заплатил издательству за выпуск книги и оплатил продвижение, а на самом деле движухи нет, двигатель работает на холостом ходу.

Тем, кто умеет думать, ничего объяснять не нужно. Тем, кто не умеет, бесполезно. Я очень рад, что коммерческий успех изданной книги, оперативность, мужество и профессионализм издателей и принципиальное желание ответственных и порядочных людей распространять ее, свидетельствуют о том, что добро пока живо. Эта книга несет надежду. В ней есть свет. Ее ценность уже в том, что она есть. «Исповедь бывшей послушницы» - паспорт совестливых людей, который нужно иметь с собой.

Рано говорить о победе добра. А то, о чем приходится молчать, растет тяжелой свинцовой тучей на горизонте, и пунцовые рассветы предвещают антихристовы бури и ураганы.

andreios_ab: (joy)
Путешествие на поповскую планиду...

Эта книга - открытое окно в провинциальную российскую церковную жизнь начала XXI века, через которое каждый может увидеть основные ее узлы, линии разлома, и те повороты, которые, возможно, оказались роковыми. Через призму ярких, но при этом и очень типичных и легко узнаваемых художественных образов перед читателем раскрывается церковная реальность начала «нулевых», а за вымышленными сюжетными линиями угадывается документальная точность.

«Превыше всего» - это путешествие на «поповскую планиду». Какова она? И стоит ли она того, чтобы ее посещать? Ответ на этот вопрос каждый даст сам, посмотрев на эту «планиду» через открытое окно романа о церковной, нецерковной и антицерковной жизни.

«Почему дорога к храму, если пройти по ней до конца, приводит людей к катастрофе? Словно в замедленной киносъемке, книга Дмитрия Саввина показывает, как дорога к храму от от разрухи 1990-х годов привела к современным золотым куполам. Это роман о том, как мы пришли от веры к скрепам».

Глеб Павловский, политолог

«Самый легкий способ утратить веру - прийти на работу в церковь. Герои романа, основанного на реальных событиях, испытали такой путь на себе. Но можно ли не разрушить свою душу, воздвигая церковные стены? На страницах книги вы найдете ответ на этот вопрос».

Протоиерей Н.

Выходит в феврале.

andreios_ab: (monk)
Пришло время ненадолго зажечь масляный светильник в моей пещере, стряхнуть пыль со старой книги и раскрыть ее на странице с древним пророчеством... И звезды на небе указали, и беспокойство собаки у порога, и ледяной рисунок на поверхности воды в кувшине... Свершилось. Я увидел духовными очами, как за тысячи километров отсюда сверкнул оклад над черной гарью. Ныне отпущаеши раба твоего, Владыко... Книга вышла.
kikot.jpg
andreios_ab: (joy)
В рамках подготовки к покорению Чуйского тракта. Лайк однозначно.

«Настоящая книга является научно-художественном повествованием, написанным по итогам поездок автора в старожильческие русские села Горного Алтая. Эти села расположены неподалеку от легендарной Белухи, а их основное население составляют старообрядцы. Интерес к этим местам возник у автора в связи с активным бытованием там социально-утопической легенды о Беловодье – далекой, счастливой и богатой крестьянской стране, в которой люди живут свободно, где нет армии, солдатчины и где старообрядцы свободно исповедуют свою веру. Именно из этих старообрядческих сел на протяжении всего XIX века многочисленные группы крестьян уходили на поиски Беловодья. Полевые исследования С.С. Савоскула показали, что и в наши дни среди русских старожилов Горного Алтая сохраняется память о беловодской легенде и длительных поисках легендарной страны. Годы, прошедшие после полевых исследований автора и унесшие большинство алтайских «героев» настоящего повествования, придают книге дополнительный интерес».

andreios_ab: (church)
Автор рассказывает, как в 28 лет стала православной и попробовала идти по пути монашества, попав в образцово-показательный монастырь.

Она никак не ожидала, что святая обитель окажется тоталитарным адом, забравшим семь лет существования.

Жизнь женского монастыря как она есть, описанная изнутри, без прикрас.

В книге приведена полная версия истории, опубликованной в интернете. Больше фактов, больше впечатлений, толковая прелюдия, эффектная концовка.

Премьера в декабре. Несмотря ни на что.
andreios_ab: (circle)
(Взявшись рукой за подбородок) Наши писатели все время улавливают что-то такое в необузданных стихиях воображения, пронизывая им эпоху.

Беседа Капустина с Месяцем. Скоро в едином учебнике литературы.

Читать... )
andreios_ab: (circle)
Грущу вместе с теми, кто поделился со мной грустными впечатлениями о том, что человек, чья "активная антихристианская деятельность достаточно известна" стал в последнее время рекламировать сомнительные, мягко говоря, сочинения культистов. Кое-кто даже признался, что близок к отчаянию. Мы не проиграли, друзья! Сейчас, отправляясь в поездку в святое Белогорье, я обещаю привезти обратно хорошие новости...

andreios_ab: (hero)
Трепещите, толстовцы! Напрягайтесь, церковники! Лучшая книга о конфликте Льва Толстого и Русской православной церкви за все время, прошедшее с момента этого конфликта. Это говорю не я, это сказал о книге сам Павел Басинский.

Удивляйтесь, антиклерикалы! Эта книга о вас. Все, что вам в очередной раз приходит в голову и ложится на язык плохого о православии и церкви, уже сказал до вас Лев Николаевич. Но даже если вы увидите эту книгу продающейся под шпилем Оптиной пустыни, не спешите делать вывод, что данный труд - не ваш... Тут есть кое-что вкусненькое...

Люди Церкви, вам выписал vip-пропуск сам Издательский совет. Кому, если не вам, читать эту книгу! Когда, если не сейчас!

andreios_ab: (monk)
Настоящая западная мистика. Оттуда, из средневековой Европы. Благодушный пастор Иоганн Арндт. Над ним потешались, его труды осуждали и высмеивали. Пастор все время оправдывался, что ни в чем не отступает от чистой лютеранской веры, а втайне восхищался Иоганном Таулером, Фомой Кемпийским, Валентином Вайгелем и, конечно же, духоносными святыми отцами православия, без которых никуда.

В итоге Арндт закончил свой грандиозный труд по этико-мистической жизни христианина и, умирая, с полным правом произнес "Я победил" - книга начинала свой триумфальный путь. Триумфальный и удивительный. Арндт, которого сегодня в России почти никто не знает, стал тайным вдохновителем самых ярких представителей православной духовной элиты в России, русских святых и церковных иерархов, а его труд "Об истинном христианстве" - настольной книгой сельских священников.
andreios_ab: (joy)
Барт Эрман сделал неплохой обзор развития послепасхальных представлений последователей Иисуса, рассмотрев их в контексте древних понятий о божественном в языческом и иудейском мире.

Вот, все никак не угомонится стареющий агностик. Раньше в своих книгах он рассказывал о своем юношестве и маме. В этой - о подружках. Что дальше? А дальше Jesus Before the Gospels и?

Порой раздражался читая эту книгу - мол, реферат какой-то на фоне христологических опусов титанов теологии, но это быстро проходило благодаря несомненной содержательной ценности данного введения в тему.

Книга выходит в сентябре.

andreios_ab: (joy)
Идет время, и думаешь: нет, не будет уже ничего хорошего, значимого, весомого - все обращается в ноль. И как же рад аз грешен ошибаться! Ах, как же был прав автор этих строк, когда на Крым он оставил себе "Лавра". Это моя книга, на месте Водолазкина должен был быть я.
andreios_ab: (joy)
Ценная книга, настоящая христианская литература, исконная христианская традиция внутренней нравственно-мистической жизни верующего. Несмотря на то, что автор - лютеранский богослов Иоганн Арндт (1555-1621), книга была мегапопулярна в православной России на протяжении почти двух веков, начиная с момента выхода русского перевода в 1735 году. Из подробного предисловия можно узнать об удивительной судьбе этой книги в Европе и в России, например, о том, что Тихон Задонский рекомендовал серьезно читать только Библию и этот труд Арндта. Если вы уже читали Арндта на русском, то вы читали "другого" Арндта - это принципиально новый перевод. В части, отредактированной по дореволюционным изданиям, изменено почти все, плюс переведены по разным причинам оставленные в стороне разделы.

Вот оно, суровое слово о следовании за Христом, произносимое перед императором и перед холопом как равными. Отличная книга, жемчужина традиции!

«Молясь, ты должен просить о двух вещах: первое — чтобы уничтожился в тебе образ сатаны, то есть неверие, гордость, скупость, сладострастие, гнев и проч.; второе — чтобы восстановился в тебе образ Божий, то есть вера, любовь, надежда, смирение, терпение и страх Божий. Взгляни, как святая молитва Господня «Отче наш» говорит об этих двух вещах — как бы уничтожая тебя и воздвигая тебя. Чтобы святилось единое имя Божие, твоему имени и твоей гордости надлежит погибнуть. Чтобы пришло Царствие Божие, надлежит разрушиться в тебе царству сатаны».

Иоганн Арндт, Об истинном христианстве

Выходит в июле...

Page generated Jul. 27th, 2017 02:18 pm
Powered by Dreamwidth Studios